logo
Интервью группы
Шведская хэви-метал группа Hammerfall выпустила новый клип, на песню "Hector's Hymn", изнового...
(r)Evolution является девятым студийным альбомом шведской хэви-метал группы Hammerfall,...
Ближайшие концерты

В настоящее время группа не занимается гастрольной деятельностью, так как находится в отпуске до 2014 года.


Помощь в разработке и согласовании проектов пдв.

Оскар Дроньяк: "Я до сих пор занимаюсь таэквондо, мне это очень нравится и просто идеально подходит." Часть 2

Состав Hammerfall оставался неизменным практически целое десятилетие, после чего сменилось сразу два музыканта. Насколько появление Понтуса Норгрена (гитара) и Фредрика Ларссона (бас) повлияло на атмосферу в группе вообще и на сцене в частности?

Она сейчас совершенно другая и на сцене, и вне ее. Как вы сказали, наш состав был неизменным на протяжении почти 10 лет, и когда вы вместе столько времени, то, как и в отношениях мужчины и женщины, многое может измениться. Вы либо развиваетесь в одном направлении, либо в разных. Мы же развивались в разных направлениях, и особенно ярко это проявлялось в отношениях с Магнусом (Розеном, басистом). Он был сам по себе, а мы четверо – сами по себе. У нас были совершенно разные интересы, мы практически не общались на личном уровне. Но он ушел где-то за год до Стефана (Элмгрена, гитариста). Стефан же, как мне кажется, просто устал от постоянных гастролей, да и вообще от жизни группы, он ведь был в группе уже давно. Кроме того, у него была мечта – он хотел стать пилотом. И он захотел работать именно в этой области. Он получил предложение, от которого не смог отказаться, и случилось то, что случилось. Но я все-таки рад, что это произошло, потому что с приходом Фредрика и Понтуса мы стали единым целым. Чего не было уже много лет, разве что в самом начале, да и тогда вряд ли. Сейчас мы – единая команда, двигающаяся к общей цели. В группе совершенно другая атмосфера.

Так Стефан стал пилотом?

Да.

Но как получилось, что он все же принял участие в записи одной из песен на альбоме “No Sacrifice, No Victory”?

Потому что мы хотели, чтобы он там сыграл! (Дружный смех). Эта идея нам показалась очень хорошей. Ведь он фактически написал ее (“Bring The Hammer Down”) вместе с Йоакимом еще до ухода, и она все равно должна была войти в альбом. Нам показалось, что будет правильным, если он сам ее и запишет, тем более что запись проходила неподалеку от Гетеборга, так что он просто пришел и сыграл, и сделал это с удовольствием.

А кстати, почему вы выбрали именно Понтуса? Чем он превзошел остальных претендентов?

Мы все уже более-менее его знали. Кто-то больше, кто-то меньше, но мы уже были с ним в турне три года назад, когда он еще был в The Poodles, так что имели некоторое представление о том, что он из себя представляет. Понтус – отличный гитарист, он прекрасно вписался в группу, и эти два фактора стали решающими. К тому же, у Понтуса есть дополнительное полезное качество: он звукоинженер у Opeth, ранее работал в этом качестве с Europe, он ездил с ними в турне и работал над их звуком. Он отлично знает, как сделать звук лучше, так что мы в этом смысле многому у него научились.

Насколько мы поняли, к большинству песен ты пишешь музыку, а Йоаким – тексты. Но к некоторым песням ты сам пишешь и тексты. Почему так происходит? Эти песни – более личные?

Да, конечно. Тексты дают возможность быть максимально откровенным. Обычно на альбоме я полностью пишу только одну песню, это своего рода традиция, которая пошла еще с нашего первого альбома. В пяти случаях их семи это баллады, и, конечно, эти  песни очень личные. Думаю, у каждого были те или иные проблемы во взаимоотношениях, так что слушателю нетрудно понять, что я имею в виду.

В записи “No Sacrifice No Victory” принимали участие довольно известные «гости», и в первую очередь, это Йенс Йоханссон. Почему вы решили пригласить клавишника со стороны?

Прежде всего, он потрясающий музыкант. К тому же, он брат Андерса. Нам хотелось, чтобы клавишные звучали, как настоящий церковный орган, так что мы просто дали ему партитуру с нотами и аккордами, и попросили сыграть все это в его фирменном стиле. И первая же запись, которую мы от него получили, звучала как настоящий орган, он просто сыграл все именно в той манере, в которой играют церковные органисты. Для нас это было даже чересчур! (Смеется). Так что мы попросили его немного «смягчить» звучание, сделать его менее ортодоксальным. И в итоге, как мне кажется, мы получили просто прекрасный результат, который идеально соответствует настроению песни.

В записи также принимали участие такие известные вокалисты, как Бифф Байфорд из Saxon и Ники Мур из Samson и Tygers Of Pan Tang. Каким образом они оказались на альбоме?

Чарли Бауэрфайнд, продюсер, с которым мы работали, также сотрудничает с Saxon, так что он хорошо знаком с Биффом. Не знаю, как он вышел на Ники, но, кажется, с ним был знаком Бифф. Также у нас пел Дэйв Хилл из Demon. Но все они пели только на “My Sharona” – мы решили сделать необычную версию этой песни, где каждый из вышеперечисленных вокалистов, а также Йоаким, исполнял один из куплетов.

Кстати, насколько велик вклад Чарли в альбом? Он только «крутил ручки», как говорится, или же…?

 (прерывая) Да. Он не вмешивался в творческую сторону процесса… хотя нет, это не совсем правда. Он довольно сильно вовлечен в процесс записи ударных, потому что на этой стадии закладывается основа звучания всего альбома. Он подсказывает, в каком месте Андерсу ударить в хай-хэт, в каком – по правой тарелке, да и я в этот процесс тоже вовлечен. Мы, конечно, работаем вместе с Андерсом. Что же касается непосредственно музыкальной части и самих песен, то к тому моменту, когда мы входим в студию, все уже написано.

Есть старая поговорка, которая гласит, что «легче достичь вершины, чем удержаться на ней». Ты с этим согласен? Становится ли с годами сложнее удержаться на вершине жанра?

Уверен, что это так. Думаю, что лет через 20-30, если мы уже не будем заниматься Hammerfall – хотя надеюсь, что этого не случится (трижды стучит по столу) – главное, чем я буду гордиться, это нашей стабильностью на протяжении многих лет. У нас был очень успешный старт, но нам и дальше удалось удержаться, и мы до сих пор прикладываем все усилия, чтобы подниматься выше и выше. Это, как мне кажется, самое трудное – удержаться. И мы счастливы, что пока нам это удается.

Думаю, тебе уже множество раз задавали вопрос о том, как ты оцениваешь влияние Hammerfall на новое поколение хэви- и пауэр-металлических групп. Честно говоря, у нас создается впечатление, что в жанре сейчас застой, и новых интересных групп появляется очень мало. А ты сам слушаешь кого-нибудь из «нового поколения»? Есть ли кто-нибудь, кто тебе нравится?

Да, конечно, хотя они, вероятно, и не относятся к названным вами жанрам. Есть такая шведская группа – Cryonic, они выпустили только один - или два - альбома, не помню, вышел ли у них второй альбом или нет. Их первый диск назывался “Evil Mind”, это единственный их альбом, который я слышал, но он показался мне просто великолепным. Конечно, им есть, над чем поработать в студии, и есть, что улучшить, но сама атмосфера, нерв альбома просто отличные. Думаю, если вам нравится Hammerfall, вам должны понравиться и эти ребята, они во многом похожи на нас. Еще не могу не упомянуть о группе Veins of Jenna – это тоже шведские ребята, играющие что-то типа sleaze/rock’n’roll, но делающие это совершенно фантастически. Они мне очень нравятся!

 

Интервью - Роман Патрашов, Наталья “Snakeheart” Патрашова

Перевод с английского и фото - Наталья “Snakeheart” Патрашова

4 сентября 2010 года

Источник: HeadBanger.ru

© Русскоязычный фан-сайт группы Hammerfall. Копирование информации разрешено только с прямой и индексируемой ссылкой на первоисточник.
Контакты | Наши друзья